Римма Маркова: «Родина-мать» и баронесса с нескладной личной жизнью

Когда звучит имя Риммы Марковой, мы вспоминаем ее уникальные роли, а часто даже небольшие эпизоды в разных жанрах. Чаще всего это простая русская женщина, чуть ли не «Родина-мать»: сильная, крепкая на словцо.

Королева эпизодов

Но ей довелось сыграть и ведьму в «Дозорах», и нестандартную роль в ситкоме «Воронины», и сняться в одной их первых в стране социальных реклам: помните, они с Мордюковой в оранжевых жилетах и с тяжелыми инструментами на ж/д?

Кстати, именно Мордюкова поспособствовала, чтобы подруге дали эпизод в фильме «родня». Она знала, что Маркова занимается каратэ и сказала об этом Михалкову. Тот и дал ей малюсенький, но очень яркий эпизод с тренирующейся по журналу администраторшей гостиницы. А ее незабываемую «хирургиню» из «Покровских ворот» цитируют постоянно: «Резать! Резать, не дожидаясь перитонита!»

Первой заметной ролью стало ее появление в «Бабьем царстве», когда Римме Марковой было уже за 40. До этого обивала пороги студий, участвовала в многочисленных пробах, ее хвалили, но на роли не брали. Она было почти опустила руки, и вот удача!

Провинциальные корни

Вообще-то начиналось все, как это часто бывает у талантливых актеров, с глубинки. Отец был самородком «от сохи», не профессиональным актером. Он стал артистом Саратовского драмтеатра по воле случая: заметили в самодеятельности. Мать стала работать там же гримером.

А дети Римма и Леонид в раннем возрасте выходили на сцену с отцом. Причем, рослая и «суровая» Римма часто играла мальчиков, а белокурый, кудрявый Леонид – девочек. В школе она за него всегда заступалась, поколачивала обидчиков. Была старше на 2 года.

Потом они переехали в Вологду, с насиженных мест согнала война. По окончании войны она с братом направилась в Москву, оба хотели стать актерами.  И оба поступили в престижную студию при Ленкоме. Ночевать поначалу пришлось на вокзале, ни на какое иное жилье денег не было. Потом им позволили ненадолго поселиться прямо в театре, а позже руководство студии пристроило их в общежитии.

Римма и тут помогала брату, но вышло так, что Леонид в профессии состоялся раньше ее, ему давали и крупные роли. Ей же долго пришлось ждать свою «синюю птицу». Но брат рано ушел из жизни, и она очень тяжело переживала эту потерю.

Летчик с домостроевскими замашками

Первым ее мужем стал еще в студенческие годы военный летчик Семен. Красавец, галантный ухажер, да еще и с греческими корнями. Она не устояла, да и симпатия была явно взаимной. Он бросал к ее ногам и букеты цветов и… мешки арбузов, которые она очень любила.

Но когда случилась свадьба, муж вдруг превратился почти в деспота. Он считал, что место женщины – на кухне, в семье, требовал отказаться от карьеры артистки. Но она выбрала профессию, они расстались, прожив всего около года.

Музыкант с алкогольными проблемами

Ей нравились красивые мужчины, и, что называется, могла себе позволить. Хоть и была всегда крупной дамой с резковатыми чертами лица, но все равно чертовски притягательна. Да еще эти русые шикарные волосы, что сводили с ума поклонников!

Музыкант Владимир Никитин, жутко обаятельный красавец, стал ее вторым мужем и отцом ее дочери. Но счастье тоже длилось недолго. После рождения дочки супруг впал в запой. Как оказалось, не в первый и не последний, он страдал алкоголизмом, и ради любви на какое-то короткое время сумел справиться с пагубной тягой.

Римма Васильевна была готова и потерпеть, и побороться, подставить плечо, спасать. Она же «Родина-мать», опора и надежа! Но супруг, как оказалось, еще и изменял ей. И вот этого она уже не простила, отрезала раз и навсегда. С виду, да и по действиям, решительная, «кремень-баба», в душе она была очень ранима, и эту внешнюю броню как раз и одевала, чтобы защитить свое внутреннее пространство.

Горячий испанский барон

С третьим мужем, испанцем Антонио Хосе Гарсия Гонсалесом, она познакомилась на кинофестивале, после фильма «Бабье царство». Он был горяч и очень настойчив, плотно «опекал» ее в Сан-Себастьяно, где состоялся фестиваль, а потом рванул в Москву и продолжил осаду. Причем, осаждал не только саму актрису, но и партийное киношное начальство. И те сами посоветовали Марковой быть посговорчивее с испанским «товарищем».

 

Хосе Гонсалес оказался не просто темпераментным мачо, он был, на секундочку, бароном со всеми атрибутами, включая фамильный замок. Так Римма Васильевна стала официальной баронессой. На год, как уже было привычным в ее семейной жизни. Нет, не так – отношения длились год, но брак-то не был расторгнут, она официально оставалась супругой испанского гранда до конца дней.

Главное наследство – роли, дочь и внук

Расстались они трудно, Римма забеременела, но решила сделать аборт. Она принимала, что рождение наследника для настойчивого Хосе станет поводом увезти их обоих в Испанию. А уезжать она категорически не хотела, тем более, бросая профессию. Он был очень обижен ее решением, уехал, но любил ее до последних дней.

Когда Гонсалес умер, его родственники приехали в Москву решать вопрос с наследством. Маркова ответила, что никакого вопроса нет – она ни на что не претендует. Счастливые испанские «свояки» укатили обратно, а она так и не стала богатой.

Единственный мужчина, которого она безумно любила в последние годы жизни, это внук Федор. А жизнь, несмотря на диабет, онкологию, две операции и «неправильный» образ жизни с вечной сигаретой в руках, стрессами, частой невостребованностью, была долгой. Она ушла в мир иной в 2015 году, два месяца не дотянув до 90-летия.